Поднимаемся по серпантину на двух машинах, новичкам становится не по себе от крутых поворотов, быстрого подъема и жутковатой близости  пропасти.
     Наконец, въезжаем в таинственный темный лес и утопаем в облаке. Остановившись на небольшой площадке, выходим из машины. Как будто  тысячи острых льдинок впивается в тело, заставляя нас вернуться  и продолжить путь. Мы поднимаемся все выше, облако сплошным ватным ковром зависло под нами, и уже вновь ярко светит солнце, на душе радостно от предстоящего путешествия.    
 

       Нам предстоит  долгий путь по горам Анаги, первобытному лесу Лаурисильва, который покрывал 20 миллионов лет назад всю южную часть Европы и исчез вместе с динозаврами в ледниковый период, но благодаря устойчивому климату сохранился на Тенерифе. Тропа идет по таинственному и мрачному лавровому лесу, хранящему миллионы лет историю этого загадочного острова. 

       Огромные деревья с  опущенными лапами-ветками, покрытыми длинным зеленым мхом напоминают доисторических чудовищ, хранящих тайны Канарскихостровов,  не разгаданные и поныне.   

       Мы идем тропой принцессы Гуачиморы, героической девушке из рода гуанчей. Преследуюемая  испанскими конкистадорами, она бежала  к каменному божеству, чтобы просить у него защиты, но бог Аламбро скрылся в тумане.  

       Тогда принцесса направилась на самую восточную точку острова - мысу    Бермехо, где ее душа могла превратиться в чайку и улететь. 

                                                                                                                                        

       Спускаемся по узкой тропе вниз, через заросли вереска и папоротников,  вдруг ногами простирается голубой ковер из фиалок – радостный признак того, что здесь уже пробиваются сквозь густую листву лучики солнца.

                                                                                                                                                                                                                                                          

Наш путь лежит к мысу Бермехо, месту трагической гибели принцессы Гуачиморы, душа которой превратилась в чайку и осталась свободной. Идем по узкому горному хребту друг за другом, справа простирается ущелье, объятое туманом.

                                                                                                                           

Ирина подходит совсем близко к краю, заглядывает в пропасть и, отпрянув, держится за камни.    Влад решил сделать несколько снимков.

                                                                                                                           

 Мы стоим на маленькой скале, а под нами простирается необъятный океан, обманчиво спокойный и влекущий. Хочется закричать от нахлынувшего восторга и ощущения, что весь мир под твоими ногами.  

                                                                                                                                     

          Подходим к краю обрыва, откуда открывается потрясающий вид на океан и прибрежные скалы. Самые смелые решили присесть на краю пропасти, чтобы передохнуть и  насладиться красотой этого места. Голод зовет нас вперед, идем к одиноко стоящему на мысе драконову дереву, где решили устроиться на пикник. 

       

       По узкой крутой тропе спускаемся вниз, чувствуется запах коз, а может быть только что прошел горный муфлон, завезенный не так давно в эти места из Европы. Тропинка приводит к скале, похожей на дельфина, с тоской смотрящего в сторону океана. 

       Усталые и счастливые мы начинаем спуск к ручью, заросшему ежевикой. Наконец,  слышится журчание воды, и мы выходим к небольшой заводи, образованной гигантскими валунами. Вадим наклоняется, чтобы напиться, но Влад кричит: «Не пей, козленочком станешь!» Не удержавшись, сам припадает к ручью, а за ним и все остальные.  До чего ж все вкусно!             

     Через полчаса мы уже спускаемся на машинах по извилистой дороге, уносящей нас из сказки. Напоследок, все же решили остановиться ненадолго в  вересковом лесу. 

     Аромат кустарника, усыпанного мелкими белыми цветочками, напомнил строчки:

     Из вереска напиток 

     Забыт давным-давно, 

     А был он слаще меда, 

     Пьянее, чем вино…

     Не здесь ли был сброшен со скалы юный медовар, унесший с собой тайну верескового меда? 

     ноябрь 2011 год