Ущелье Рио находится в районе Арико, но подобраться к нему оказалось не просто. Только с третьей попытки мы смогли по всеми забытой грунтовой дороге, начинающейся в деревеньке с красивым названием Вилафлор, добраться до места, наиболее приближенного к одному из самых красивых и труднодоступных мест острова – Baranco del Rio.

         

Оставив машину под старой сосной с огромными иголками,  мы идем по дороге в поисках тропы, ведущей в ущелье.

         

Наш путь лежит через сосновый лес на высоте около полутора километров, под нами простирается гигантский  ковер из белых пушистых облаков, почти полностью скрывающий синеву океана.  

         

За интересной беседой не замечаем, как оказываемся у тропинки, начало которой выложили камнями какие-то заботливые путешественники. 

         

            Дорожка долго извивается меж стволов огромных сосен, круто идет вниз и, наконец, мы слышим журчание воды и останавливаемся на дне ущелья, на берегу прозрачного потока.

         

Ручей бежит откуда-то сверху, с трудом пробиваясь сквозь огромные валуны, становясь то  шире, то превращаясь в узкую струйку, то падая каскадом и переливаясь  на солнце.  

         

Приятная прохлада, пение птиц, обилие цветов и пьянящие запахи горных трав располагают «упасть» прям тут но, приняв решение идти вверх по ручью, напившись вдоволь и взяв походные палки, начинаем путь по узкой тропе, ведущей, по нашим предположениям, к водопаду.

         

Вскоре тропинка становится совсем узкой, и вдруг исчезает. Опираясь на палки и раздвигая ветки ольхи, пробираемся по камням, все время переходя то на одну, то на другую сторону ручья, перепрыгивая и нащупывая те камни, на которые удобнее поставить ногу. 

         

Ручей становится шире, а валуны все больше, на некоторые приходится карабкаться, чтобы не замочить ноги.  

         

         Через час останавливаемся под сенью густого кустарника на привал около каменной стены, покрытой длинными свисающими растениями  со стекающими мелкими капельками  и симпатичными розовыми цветочками, пробивающимися из маленьких трещинок в скале к солнцу. 

                   

Любуемся игрой ручья, призывно журчащего и бросающего  радужные блики на близлежащие скалы, но любопытство путешественников влечет нас вперед к желанной цели – самому большому на Тенерифе  водопаду.

         

Ущелье становится все уже и темнее, гигантские валуны, безмолвные свидетели извержения вулканов, преграждают нам путь, отвесные скалы уходят на десятки  метров ввысь и почти смыкаются над нами, закрывая лучики солнца.

         

Смолкает пение птиц,  холод окутывает не только тело, но пробирается внутрь, как бы спрашивая нас: «Кто вы такие? Зачем пришли? Достойны ли вы войти в райские врата?»

         

 И, как будто успокоившись, природа раздвигает скалы, выводит на залитую солнцем тропу,  и впускает нас  в свою сокровищницу...